Меню
16+

СЕТЕВОЕ ИЗДАНИЕ «Даниловские вести»

24.06.2021 13:16 Четверг
Категория:

Травматолог из Волгограда рассказал, чем опасна работа за компьютером

Автор: Ольга Сурагина

Фото: ИД «Волгоградская правда» / Сергей Каширский, Кирилл Брага / архив.

Врач – профессия круглосуточная, а потому и накануне и во время своего профессионального праздника, который отмечается в эти выходные, медики на «боевом» посту – спасают, лечат, заботятся о нашем здоровье. Но мы можем немного облегчить их труд – если будем следовать рекомендациям докторов. Сегодня советы читателям «ВП» дает главный травматолог региона Петр Иванов.

С деревьев полетели дачники

– Петр Валентинович, традиционно зима с ее гололедом считается сезоном травм. Но и лето, по вашим словам, дает немало работы врачам-травматологам. Что же происходит?

– А происходит то, что летом люди более активны: спортом занимаются, на велосипедах катаются, гуляют на улице больше и дольше. Гуляют ночью – активизируются криминальные травмы. И главное – начинается дачный сезон. Народ выбирается на дачи, копается на грядках, собирает урожай, ремонтирует дачные дома и сараи.

И пошло: залез на грушу или крышу ремонтировать – упал и получил перелом. Ломают руки, ноги. Но чаще всего при таких дачных ЧП ломается не один сегмент, а несколько: к руке, например, добавляются ребра, таз можно сломать вместе с лодыжками… Не могу сказать, что таких пациентов просто вал, что все с крыш и груш падают. Но ситуации бывают разные.

– И что же вам особенно запомнилось за вашу почти 40‑летнюю практику?

– Была одна история. Мужчина бензопилой резал ветки и распилил себе... грудную клетку. Резонансная травма получилась, ваши коллеги у нас несколько раз интервью брали. Тот мужчина остался жив, спасли и вылечили. Но это я к тому, что далеко не всегда в гололеде дело. Вот сейчас не зима, а в отделениях нашей больницы нет ни одного свободного места, и в день проводится по 15 операций.

– В чем же дело?

– В том, что есть работа срочная и есть работа плановая. Мы же не просто травматологи, а травматологи-ортопеды. Мы стали больше лечить болезней опорно-двигательного аппарата. Так вот плановую работу, в отличие от срочной, можно как‑то регулировать – госпитализировать пациентов больше или меньше, и мы этим «рычагом» пользуемся.

Когда наплыв пациентов из‑за того же гололеда, плановая работа немного отодвигается – на лето. Так что сейчас мои коллеги тоже без дела не сидят.

К ЗОЖу подходить с умом!

– Любители здорового образа жизни доставляют травматологам хлопоты? Сейчас же модно спортом заниматься, а у этого процесса, как известно, есть и обратная сторона – травмированные суставы…

– Для информации: я сам из спортсменов. И могу со знанием дела сказать, что спорт спорту рознь.

В советские времена мы лечили футболистов «Ротора». Казалось бы, они должны быть атлетами! А на самом деле все совсем не так. Экстремальные нагрузки – это тоже плохо. Не случайно есть поговорка: или занимайся спортом, или уж оставайся здоровым.

– Но мы же сейчас говорим не о спорте высоких достижений. От ЗОЖа ведь польза сплошная. Вроде бы.

– Это смотря кто и когда этим ЗОЖем начинает заниматься. Я в бассейн одно время ходил, насмотрелся. Тетеньки в возрасте за 60, в них 120 кг, и они наконец‑то решили собой заняться, выйдя на пенсию.

А где вы раньше были? Надо же было до пенсии себя не запускать!

Сейчас ко мне часто приводят мужчин от 45 до 60 лет. Они играют в футбол либо в волейбол. Играют, говорят, давно – целый год. То есть никогда ничем не занимались, но сейчас у них ЗОЖ, они едят батончики для повышения подвижности. И приходят с повреждением связочного аппарата. А тяжелоатлеты (сейчас же у нас все качаются!) – с разрывом бицепсов. Но надо понимать: если ты 50 лет к спорту близко не подходил, то нельзя давать организму сразу большую нагрузку!

Все должно быть в меру и с умом! Любой сустав любит нагрузку и любит движение. Но если сустав больной, то нагрузка – это плохо. Вот на это надо ориентироваться прежде всего!

Не «насиживайте» себе проблемы

– Один мой знакомый доктор говорит: если человек скажет, какая у него специальность, я ему сразу могу поставить диагноз. Вы тоже так можете? Наверное, многие проблемы с опорно-двигательным аппаратом обусловлены профессией человека?

– Конечно. Хотя с профессиями сейчас плохо – практически все за компьютером. И сидят в вынужденных позах. Позвоночник страдает, мышцы, которые его держат, ослаблены, ибо человек в гиподинамии. В итоге в тканях начинаются застойные явления: замедляются кровоток, лимфоток, ухудшается питание хряща, здоровые клетки быстрее гибнут, суставы разрушаются. То есть к 30 годам за компьютером можно насидеть себе такое, что потом придется долго разбираться.

– А почему у человека в принципе возникают проблемы с опорно-двигательным аппаратом?

– Да потому, что жизнь конечна. Понятие «моторесурс» относится и к организму.

А что говорит статистика? Что человек, достигший 60‑летнего возраста, практически в 100 % имеет проблемы с опорно-двигательным аппаратом. То ли это будут мелкие суставы кистей и стоп, то ли позвоночник, то ли крупные нагрузочные суставы, то ли ненагрузочные, то ли все вместе.

Но без проблем с опорно-двигательным аппаратом человек не переступает порог 60 лет. Сейчас все болезни молодеют, и «наши» болезни – не исключение.

Старикам нужно помочь!

– Но большая часть ваших пациентов – все‑таки люди пожилого возраста?

– Да, пожилого и старческого возраста. И на эту проблему надо не только внимание обращать. Как Марк Твен говорил: хватит бороться за чистоту – давайте подметать. Так вот сейчас много внимания (и финансов!) уделяется профилактике и лечению сердечно-сосудистых патологий, онкозаболеваний. Да, они дают высокую смертность, тут не поспоришь.

А сейчас еще инфекционная проблема во всей красе проявилась. Но надо помнить и другое: среди причин смертности людей трудоспособного возраста на первом месте – травма.

А среди причин смертности всех возрастов она на третьем месте после кардиопроблем и онкологических. В нашем регионе предприняты активные и недешевые действия, чтобы организовать помощь при политравме – ремонтируются дороги, открываются в крупных стационарах травматологические отделения с противошоковыми операционными. Вертолет даже появился для оперативной доставки пострадавших.

– Ну, так это же замечательно!

– Конечно. А что делать с травмами людей пожилого и старческого возраста? С ними очень часто случается такое несчастье – упал и сломал шейку бедра.

Лечение перелома шейки бедра – это жизнеспасающие действия. По статистике, после такого перелома, если его не оперировать, пожилые люди живут недолго. А ведь это не онкология! Старикам можно и нужно помочь.

Причем в промышленных масштабах, учитывая большую распространенность проблемы. Ее решение могло бы сразу дать поправку в демографии. Но пока на федеральном уровне это не обозначили приоритетным направлением, на местах все остается на уровне разговоров.

Сейчас лидер в этом направлении – Ярославль, не столица, а мог бы и Волгоград, учитывая энергичность нашего губернатора и его активное участие в жизни и развитии медицины. И надежды мы не теряем. Рано или поздно этой проблемой заняться все равно придется. Но хотелось бы, чтобы все‑таки пораньше.

Лечить или заменить?

– А скажите, Петр Валентинович, какие суставы изнашиваются быстрее всего и что для них самое опасное – гиподинамия, падение с дерева или сидение у компьютера?

– Я вам сейчас книгу покажу. «Болезни суставов» называется. Видите, какая она толстенная, какие в ней тоненькие листочки и какой убористый шрифт. Одно содержание – несколько страниц. И это все про болезни суставов. Мы, травматологи, в этой цепи – последнее звено, когда сустав уже разрушился и его надо вырезать, чтобы он не причинял боль. Главная проблема суставов в том, что исчезает (дегенерирует) покровный хрящ суставов. И это уже фатально.

– А как же реклама многочисленных и якобы эффективных лекарственных препаратов, которые могут восстановить покровный хрящ?

– К сожалению, это только коммерция. За свою многолетнюю практику я не видел ни одного пациента, кому эти препараты реально помогли бы. Поэтому в определенном возрасте разумнее провести замену сустава, чем долго и безуспешно его лечить.

– И насколько активно у нас такие операции делают?

– В год в среднем 1184, из них 420 – экстренных, это штифты и прочее, чтобы быстро поднять пациента на ноги, некоторые переломы шейки бедренной кости, где тоже ставятся штифты. Но 2019-й и 2020 год, как вы понимаете, несравнимы.

Весь прошлый год, например, наша профильная, 12-я больница была ковидным госпиталем, и только в самом конце декабря перешла на обычный режим работы, начав выполнять госзадание по высокотехнологичной медицинской помощи, причем в масштабах всей области.

И за всю область с 1 по 23 декабря мы сделали годовую программу – 203 операции! Но это было непросто. Треть пациентов из тех, кто значился в листе ожидания, лежали в инфекционных госпиталях.

Более 100 уже перенесли ковид, а таких пациентов оперировать пока нельзя: нагрузка на организм и кровопотери большие. Но мы справились, и это, я считаю, серьезная победа.

Двигайтесь!

– Как жить, чтобы не попасть к вам на операционный стол?

– Скажу, чего делать не надо. Не надо быть обездвиженным!

Не надо сидеть и лежать – надо все‑таки двигаться, наш главный враг – гиподинамия, потому даже тигры в клетке ходят – у них инстинкт работает, а у нас, к сожалению, – нет. Но когда вы двигаетесь, не делайте цикличных движений: тот же бег трусцой может так нагрузить позвоночник и натереть суставы, что мало не покажется.

Важный момент – не переедать. Калории нужны, но их должно быть не больше и не меньше. И еще проблема: появилось очень много людей, которые, не имея медицинского образования, начинают в Сети давать советы по питанию. И люди не верят гастроэнтерологам, но верят блогеру. Не надо вестись на такие вещи! Если что‑то беспокоит, надо идти в те учреждения, где есть дипломированные врачи. Но лучше, конечно, до этого свой организм не доводить!

Знаете ли вы, что

Кости имеют способность к обновлению. Костная ткань полностью обновляется каждые 7 лет, однако с возрастом этот процесс замедляется.

По мнению ученых, самым доступным и безопасным видом физических упражнений является ходьба.

Одна из самых крепких костей – большая берцовая кость. Она способна выдержать нагрузку до полутора тонн.

Чаще всего люди ломают кисть руки и ключицу.

Больше всего переломов за свою жизнь получил американский каскадер – более 400 травм. Однако счастливо прожил до 80 лет.

В Х веке нашей эры для фиксации переломов применяли раствор из глины, муки и яичного белка, и только в XIX веке для наибольшей прочности гипса стали использовать алебастр. Однако первоначально его применение сводилось к тому, что поврежденную конечность опускали в бочку с этим средством и ждали, когда оно затвердеет.

Современный метод наложения гипсовой повязки был применен в 1853 году на Кавказской войне, что позволило уберечь многих солдат от ампутации.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

1