Меню
16+

СЕТЕВОЕ ИЗДАНИЕ «Даниловские вести»

16.04.2021 09:01 Пятница
Категория:

СЧИТАЛИ НЕ РАЗ… И СКОЛЬКО ЖЕ НАС?

С 21 октября 2020 года в нашей стране должна была пройти очередная перепись населения страны, но из-за пандемии была перенесена на апрель, а затем на сентябрь 2021 года. Все цивилизованные страны регулярно проводят перепись. Для чего это делается? Во-первых, чтобы узнать точное количество человек, проживающих на той или иной территории в данный момент времени. Во-вторых, чтобы узнать социальный состав населения (возраст, пол, образование, национальность, вероисповедание, социальный статус). В-третьих, чтобы прогнозировать численность населения.

ПЕРВАЯ ПОСЛЕВОЕННАЯ ПЕРЕПИСЬ

Обычно эта процедура проходит раз в 10 лет, но в СССР первая послевоенная перепись была проведена только в 1959г. Основной причиной очередной переписи через 20 лет после предыдущей были экономические трудности послевоенного периода и отчасти огромные людские потери в период второй мировой войны.

Я был одним из тысячи участников этой кампании. Мне, как переписчику, достались хутора Ловягин, Рубежный (последний считался частью х. Ловягин), Крепенький. Почему поручили мне? Зима была холодная, снежная, а мне было в то время 28 лет, не женат, имел еще военную закалку, работал учителем математики в Березовской средней школе, занятий в конце декабря и в первых числах января не было.

КАК ЖИЛА

СТРАНА

Прежде чем рассказать, как проводилась перепись, я расскажу, что происходило в мире, стране и, конечно же, как трудились и жили хуторяне.

Шла третья послевоенная пятилетка (1956-1960гг.), но она была не завершена, так как был принят семилетний план развития народного хозяйства страны на период 1959-1965гг). Первым секретарем ЦК КПСС и Председателем Совета Министров СССР был Н.С. Хрущев. Страна стремительными темпами залечивала раны войны и развивалась дальше, помогая братским странам, хотя и самим было тяжко: жили в условиях "холодной" войны с Западом. Несмотря на это численность вооруженных сил сокращалась из-за технического перевооружения, а надежным щитом стало созданное советскими учеными ядерное оружие. Нам покорился и мирный атом — заработала первая в мире атомная электростанция, в космос был запущен первый искусственный спутник Земли.

Большие изменения коснулись школы. Выполняя постановление ЦК КПСС и Президиума Совета Министров СССР о преодолении отрыва школы от жизни, в школах вводится производственное обучение. В нашей школе выпускники получали права шофера либо тракториста-машиниста. Была создана и производственная бригада.

На фоне бурно растущей промышленности было видно отставание в отраслях сельского хозяйства. Низкая производительность труда здесь из-за недостаточной механизации процессов производства не позволяла увеличивать количество продукции. Продовольствия в стране не хватало и его приходилось импортировать.

ПОДГОТОВКА

ПЕРЕПИСЧИКОВ

Вот в таких условиях и проходила первая перепись. В середине декабря 1958г. нас пригласили в центр по переписи населения для инструктажа. Нам рассказали, как вести себя с населением, как заполнять переписные листы. Выдали дерматиновые портфельчики, опросные листы, карандаши. В переписных листах не должно быть исправлений, нельзя было использовать ластик. Каждому выдали специальный значок, где на голубом фоне было изображение СССР и надпись "Всесоюзная перепись населения 1959г".

Перепись состояла из двух этапов: предварительная — с 20 декабря 1958г. по 1 января 1959г., основная — с 1 по 10 января 1959г. Таким образом, я должен был зайти в каждый дом хуторян два раза и сдать в переписной центр два экземпляра переписных листов. Так что мне хорошо известно, как жили колхозники в то время.

МОЯ

РАБОТА

Предварительную перепись я начал 24 декабря 1958г. Сельский совет предоставил мне для поездки пару лошадей, запряженных в сани. Конюх, посмотрев на меня, посоветовал отложить поездку. Я только потом понял, почему. Хутор представлял собой длинную улицу со множеством переулков. Дома в основном крыты соломой и только изредка были видны шиферные крыши. И улица, и подходы к домам были занесены снегом, а переходя из дома в дом в ботинках, я быстро промок и замерз. Поняв, что мое одеяние совсем не годится для такой погоды, пришлось просить у деда полушубок и валенки.

Что должен был я внести в переписной лист? Во-первых, точный адрес дома, фамилию, имя, отчество главы семьи, супруги, матери, отца, бабушки, дедушки, изредка прадедушки, детей по старшинству. Указывалась национальность (чаще всего она определялась по национальности отца), образование, место работы.

ЖИЗНЬ

ХУТОРЯН

В хуторе была школа, почта, медпункт, магазин, но основное население работало в колхозе. Оплата колхозникам начислялась в трудоднях, выплата пенсий, оплата больничных и декретных листов должна осуществляться из специальных социальных фондов, которые создавались колхозом, а они были небольшими, поэтому социальные выплаты были мизерными. На этом фоне чуть большими были заработки механизаторов.

Дома хуторян состояли в основном из двух комнат. Во многих домах полы в чулане были мазаные. В первой комнате была русская печь или печь с плитой. Рядом стояла корзина с дровами, щепками, кизяками. Уголь и дрова довольно трудно было купить, да и русскую печь нельзя топить углем. Стояла кровать, обеденный стол, покрытый клеенкой, вдоль стены лавка, на стене в рамках фотографии.

В домах пожилых людей в углу находились иконы, висела лампада. Пожилые люди чаще всего пряли или вязали, иногда рядом со спицами или пяльцами в руках сидела внучка. По комнате скакали ягнята, а в некоторых домах был привязан в уголке теленок. А иногда, входя в дом, можно было увидеть такую картину: посреди комнаты на табуретке стоит корыто со стиральной доской, на полу куча белья и в клубах пара женщина стирает, а руки у нее от горячей воды красные-красные. В другом доме высокая пожилая, но еще статная хозяйка вынимала из печи хлеб. Запах свежего, испеченного на хмелинах хлеба стоял в доме. Я не отказался от отрезанной хозяйкой мне краюшки хлеба (в магазинах в то время хлеб был не очень хорошего качества).

Встречали хуторяне приветливо, многие знали меня как учителя их детей, приглашали в горницу. Что удивляло всегда, так это то, что полы редко в каком доме были покрашены, зато некрашеные полы были отмыты до желтизны. У стены стояла кровать, покрытая тканевым покрывалом с кружевными подзорниками, с горой подушек с вышитыми наволочками. Стоял сундук, а в некоторых домах и шифоньер, стол, покрытый кружевной или вышитой скатертью, диван, висело большое зеркало, а кое-где было и трюмо, висел репродуктор.

ОБЩЕНИЕ

С ЛЮДЬМИ

Люди охотно отвечали на задаваемые мной вопросы, но отпускать и избавиться от меня не спешили. Женщины расспрашивали о детях, их успехах в учебе, о поведении, о выборе профессии. Мужчины хотели побеседовать со мной о спутниках и ракетах, об атомном оружии, о направлении развития нашей страны. Некоторые вопросы были, как говорится, не в бровь, а в глаз. Почему, чтобы купить сепаратор, надо сдать ведро топленого масла, а швейную машинку — яйца собрать с хутора, да еще и целыми довезти их до магазина. Велосипед и мотоцикл на селе купить было нельзя, а о стиральных машинах и холодильниках люди только слышали. Поэтому я был не только переписчиком, но и просветителем.

Дорога до х. Крепенький втрое длиннее, чем до х. Ловягин, поэтому приходилось бежать рядом с санями, чтобы не замерзнуть. Хутор располагался внизу склона, поросшего лесом. На склоне был родник с вкусной водой, а рядом с хутором — большой пруд. Бросился в глаза стоящий между деревьев дом, крытый жестью, с покрашенными в лимонный цвет стенами, к сожалению, уже пустовавший. Но отдельно стоящий дом с обваленной соломенной крышей был жилым. Жил в нем довольно странный человек. В дом входил по вырытому в соломе тоннелю, к себе никого не пускал. Переписной лист на него я заполнил со слов соседей. Не все хуторяне относились ко мне с пониманием. Некоторые уходили, замкнув дом, а другие закрывались изнутри.

Пришлось хуторянам объяснять, что перепись является государственным мероприятием, а препятствие или уклонение может быть наказуемо. Люди поняли меня, ибо многие помнили, что в 30-е годы рядом с хутором был лагерь, куда свозили раскулаченных и репрессированных казаков. Многие умерли там от голода, болезней и непосильного труда. Там похоронен и брат моего деда, раскулаченного за то, что имел корову, пару быков и лошадь. На месте лагеря казаки поставили памятный крест.

Далее перепись прошла успешно. К новому 1959 году правление колхоза постановило электрифицировать хутор. В первый мой приезд привезли генератор и двигатель от трактора ДТ-54. Я тогда помогал не только разгружать, но и устанавливать оборудование.

Во второй раз я был в хуторе 5 и 6 января. Остановился у своих тетушек. У одной было пятеро детей, а вторая была бездетной. Вот они со слезами на глазах стали просить меня поставить и столб у дома. Такие столбы лежали вдоль всей улицы. Земля была промерзлой, поэтому потребовались и лом, и топор. Уехал я из хутора 7 января, а вот когда в хуторе загорелись лампочки Ильича, я не присутствовал.

ОЦЕНКА

МОЕЙ РАБОТЫ

Утром 8 января в центре переписи населения я по акту сдал переписные листы, получив хорошую оценку. К порученному делу я отнесся очень серьезно, да по-другому тогда и нельзя было относиться. За добросовестный труд по выполнению переписи мне была объявлена благодарность с занесением в трудовую книжку от имени ЦСУ СССР. Доплаты за проделанную работу не было, так как за мной сохранялась зарплата в школе. Уроки в школе не пропали, были каникулы, поэтому там проводились только внеклассные мероприятия.

ПРОШЛО

БОЛЕЕ 60 ЛЕТ...

С той поры прошло более шестидесяти лет, и с высоты этих лет можно говорить о произошедших изменениях. Не стало х. Крепенький, все заросло кустарником, бурьяном и не признать, что когда-то здесь жили люди, причем крепко жили. А х. Ловягин жив и живет своей особой хуторской жизнью. Население его — чуть более 200 человек, это примерно треть того, что было в те годы. Да и те детишки, что качались в люльках и строили мне рожицы с русских печей, давно пенсионеры или подходят к этому возрасту. Конечно, живут сегодня они в добротных домах с газом, электричеством, водопроводом. Уже давно нет машинного двора, механизированного тока, молочно-товарной фермы, из новостроек можно отметить построенную фермерами Коровинскими церковь.

ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ

ЗЕМЛЯКИ

Куда же делись жители? Многие учились в нашей школе, жили в интернате, а в субботу их увозили домой на открытой машине, а иногда и на тракторной тележке. Я помню их лица, целеустремленные глаза, их безобидное баловство. Их можно встретить на просторах нашей страны от Бреста до Владивостока. Нельзя не вспомнить геолога, выпускника МГУ В.Терехова, ученого- ихтиолога Н. Дронову, врачей В. Мерекину и Н. Ушакову, офицера А. Киреева. Но многие, отучившись, вернулись в родные края, живут и работают рядом. Все в районе знают братьев Сапожниковых Дмитрия Борисовича и Михаила Борисовича, офицера подводника А. П. Ушакова, финансиста Т. Яновскую, руководителя ветеринарной службы Л. Мелихову, юриста А. Мерекина. А вот целая плеяда инженеров-электриков: В. Полосминников, Н. Манушкин, А. Махаев, шоферов-профессионалов: Н.Тушканов и В. Дронов.

Нельзя не напомнить, что х. Рубежный является родиной Героев Советского Союза К.И. Недорубова и Г.И. Беспалова.

Не так уж и много в округе мест с таким количеством замечательных людей, которые могут растить хлеб и лечить людей, доить коров и совершать кругосветки, разведывать недра и быть банкирами. И мне хочется, чтобы хуторяне знали, помнили и гордились собой и своими земляками.

А.Н. БОЛГУРИН,

участник переписи населения 1959г.,

Заслуженный учитель школы РСФСР.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

30