Меню
16+

Общественно-политическая газета «Даниловские вести»

12.12.2019 13:06 Четверг
Категория:

Золотой выстрел, или Забытый подвиг адмирала Эбергарда

В сквере р.п. Даниловка стоит скромный обелиск. Здесь похоронены 13 товарищей, отдавших свою жизнь за дело революции, за власть Советов. Среди них — Василий Федорцов, который родился в семье кузнеца. Когда его призвали на царскую службу, попал он в Севастополь на Черноморский флот. Стал помощником минера на корабле "Евстафий". Но сегодня мы расскажем об адмирале Эбергарде, которого и В. Федорцов, и многие матросы знали не понаслышке…

Всего два точных попадания с броненосца "Евстафий" привели к поражению германского флота у мыса Сарыч в 1914 году. Флагман вице-адмирала Эбергарда оказался самым результативным русским кораблем во время первой мировой войны. В этом бою героически сражались наши с вами земляки.

Имя адмирала Эбергарда многим незнакомо. Но пусть эта статья хоть немного рассеет на краткий миг мрак забвения вокруг его славного имени. Он всегда имел безупречный вид: перехваченный золотым поясом стройный стан с якорем на овальной бляхе, сухощавое, твердое, обрамленное бородой морского волка лицо.

Под началом его 105 лет назад на Черноморском флоте служили предки нынешних российских и украинских мальчишек. И успехов он добился куда больших, чем, скажем, некоторые другие, которых знают, а Эбергарда нет.

Я до сих пор влюблен в его эскадру. В тяжелые грузные броненосцы, похожие друг на друга, как близнецы. В флагманского "Евстафия". И однотипного с ним "Иоанна Златоуста" — единственного в русском военном флоте корабля, названного именем писателя. Пусть и церковного. И в "Святого Пантелеймона", как переименовали после матросского бунта в 1905 году броненосец "Потемкин". И в тяжелый утюг с гордым именем "Три Святителя". И в легкого "Ростислава" с 10-дюймовыми орудиями в башнях главного калибра вместо привычных 12-дюймовок.

Корабли Черноморского флота недаром носили такие имена. На суше — православное воинство. А на море — православный флот. Главный противник — Турция. Цель — Константинополь. А потому даже корабли должны были напоминать экипажам о возложенной на них задаче. Со времен Екатерины Великой империя грезила восстановлением христианской Византии на месте пришлой из азиатских степей Турции.

Николаевские линкоры должны были входить в строй с 1915 года. А до того основной ударной силой флота оставались три бывших броненосца, переименованные в линейные корабли: "Евстафий", "Иоанн Златоуст" и "Пантелеймон". Каждый из них нес по четыре 12-дюймовки в двухорудийных башнях. Все вместе они равнялись по артиллерийской мощи одному современному линкору. Это и породило совершенно логическую идею действовать только вместе, создав единую систему координирования стрельбы.

В долгих учениях под командованием адмирала Эбергарда отрабатывался один и тот же прием — второй в кильватерной колонне корабль "Иоанн Златоуст" определяет расстояние до противника, передает координаты другим кораблям эскадры и все они одновременно накрывают противника дружным залпом. Сколько матросского пота и офицерских нервов было потрачено в мирное время на доведение этого упражнения до автоматизма! Но иного выхода не было. Поодиночке любой из кораблей флота был бы разгромлен противником. А уйти от него они тоже не могли — старые русские броненосцы развивали ход только до 16 узлов, а германский линейный крейсер "Гебен" с его десятью 11-дюймовками был на целых десять узлов быстрее. Значит, бой был неизбежен, и готовиться к нему требовалось основательно.

"…Высокообразованный моряк с благородной душой и рыцарским сердцем, старый холостяк, лингвист и, как говорила молва, женоненавистник. Человек государственного ума и огромного опыта. Флот его любил и почитал", — говорил об Эбергарде адмирал Лукин.

Эбергард родился в Греции в семье русского консула. Окончил Морской корпус. Долго служил на Дальнем Востоке. Был военным атташе в Турции. Карьеру он выстраивал умело — с немецкой расчетливостью. Был аккуратен и отчетлив. Работоспособен беспредельно. Начальство его любило за то, что мог выполнить любое порученное дело. Флотская служба не терпит разгильдяйства. Она все проверяет морем. А Андрей Августович с одинаковым успехом командовал боевыми кораблями и исполнял обязанности штабного офицера. Именно Эбергард подтянул после восстания броненосец "Потемкин", переименованный в "Пантелеймон". И он же быстро оценил идею новой организации стрельбы на Черноморском флоте, разработанную на основе опыта русско-японской войны. И не только оценил, но и стремился довести ее до совершенства — до "золотого выстрела", как говорят артиллеристы.

Золотой выстрел — это мечта любого военного, "золотой"- это первым же снарядом вдребезги! Попасть в противника всегда непросто, а сразу тем более. Но именно к нему — к вожделенному "золотому выстрелу" и надо стремиться.

Возможность проверить свои принципы на деле открылась у командующего 18 ноября 1914 года. Эскадра Черноморского флота приближалась к южной оконечности Крыма — мысу Сарыч, неподалеку от Ялты. Кильватерную колонну вел флагманский "Евстафий" с вице-адмиралом Эбергардом на мостике. За ним, развивавшим 12 узлов, густо дымили однотипные "Иоанн Златоуст" и "Пантелеймон", а затем — "Три Святителя" и "Ростислав".

И вдруг со "счастливого" крейсера "Алмаз" просигналили прожектором: "Неприятель прямо по курсу". Из полосы тумана вынырнул длинный щучий силуэт линейного крейсера "Гебен"- одного из лучших на кайзеровском флоте. И рядом с ним еще один — "Бреслау"! Вот он, давно ожидаемый враг, способный выбирать для себя любую дистанцию боя и вступать в него или уходить по собственному желанию. Тут только "золотым выстрелом"!

На "Евстафии" адмирал Эбергард с беспокойством ждал сигнала с "Иоанна Златоуста". Разработанные правила стрельбы требовали, чтобы пристрелку вел второй корабль, а потом передавал по радио установку прицела. В течение всего боя второй корабль должен был управлять огнем эскадры.

В 12 часов 18 минут "Евстафий" дал первый залп из своих двенадцатидюймовок. Через несколько секунд два огромных пучка светло-желтого пламени вспыхнули на силуэте "Гебена": один впереди первой дымовой трубы, а другой — между трубами. Оба снаряда носовой башни лейтенанта Гаттенбергера, давшей пристрелочный залп, попали в цель.

Командир башни, двадцатипятилетний мичман Николай Гаттенбергер, мог бы гордиться своим попаданием. Русские снаряды разворотили каземат немецкого бортового орудия. На "Гебене" сразу погибли 9 офицеров и 105 человек команды. Семь офицеров и 52 матроса получили ранения. "Золотой выстрел" одним нес удачу, другим — смерть. Как всегда на войне.

Но это будет только потом, когда бой закончится и избитый "Гебен" уйдет зализывать раны.

Постепенно вслед за "Евстафием" начинает стрелять "Иоанн Златоуст". Но он не видит противника из-за дыма, стелющегося из труб своего флагманского корабля, и вскоре прекращает стрельбу. Зато "Три Святителя" дают несколько залпов по "Гебену", а "Ростислав" отгоняет своими выстрелами "Бреслау". Фактически битва свелась к поединку "Гебена" против "Евстафия". Десять башенных орудий первого против всего четырех — русского флагмана. Ответный залп "Гебена" попадает в верхушку трубы "Евстафия" и срывает антенну для управления огнем эскадры. Еще один снаряд пробивает борт броненосца. Ситуация накаляется. Но шок от удачного "золотого выстрела" так велик, а русские снаряды ложатся вокруг "Гебена" так кучно, что германский адмирал Сушон понимает: сейчас в бой втянется вся русская эскадра. Нужно срочно уходить. И немцы, увеличив скорость, исчезают в полосе тумана. Тихоходному Черноморскому флоту не хватает целых десяти узлов, чтобы догнать их. Весь бой занял всего 14 минут.

P. S. В Севастополе похоронят 38 убитых русских матросов. Адмирала Эбергарда император Николай II наградит за победу у мыса Сарыч мечами к ордену Св. Владимира, а в 1918 году его же арестует ЧК в Петрограде, а потом отпустит, и он умрет через год в безвестности и будет похоронен на Новодевичьем кладбище. Но, если говорить честно, Эбергард, с его немецкой фамилией, оказался самым удачливым русским адмиралом первой мировой войны. И все это НАША история! Помните о "золотом выстреле" и о том, что японцы пишут иероглифы без черновиков. Именно так нужно добиваться цели и писать свою жизнь.

По материалам публикации журналиста О. Бузины.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

18