Меню
16+

СЕТЕВОЕ ИЗДАНИЕ «Даниловские вести»

23.07.2020 13:48 Четверг
Категория:

РАЗРАБОТЧИК И ИСПЫТАТЕЛЬ ПЕРВОЙ ВОДОРОДНОЙ БОМБЫ

Источник: Даниловские вести

НАШИ ЗЕМЛЯКИ — НАША ГОРДОСТЬ В сквере в центре Даниловки недавно появился портрет нашего земляка, Героя Социалистического Труда Виктора Александровича Давиденко, 1914 года рождения, уроженца слободы Даниловки Усть-Медведицкого округа Области Войска Донского. Наша газета уже писала о заслугах этого человека, хотя и немного, но благодаря людям, неравнодушным к истории родного края и судьбам наших земляков, информация пополняется, и мы уже много чего можем рассказать об этом удивительном человеке.

СЕМЬЯ

КОНЦЕДАЛОВЫХ

Семья Концедаловых в 19-ом — начале 20 века — известные люди в Усть-Медведицком округе, справные хозяева-землевладельцы, не сказать, что богатые, середняки. Михаил (прадед будущего ученого) имел свою маслобойню. Было у него шесть сыновей, все жили на краю Даниловки. Говорят, местность так и называлась — "концедаловка". У сыновей дома были кирпичные, а вот у сына Николая Михайловича с женой Анастасией Герасимовной дома не было, как и не было 10 лет детей. А когда уже пошли дети, не было возможности строить дом. Потому и жили с родителями.

Потом их всех раскулачили. Одни были вынуждены скрываться, бросив все, других выслали в Сибирь, на Север, а старых и немощных, 80-летних стариков Николая Михайловича и Анастасию Герасимовну (деда и бабу Виктора Александровича) сослали на крепинскую кулацкую точку, в степь. От невыносимых условий в 1932г. они угасли в один день, хоронили их вместе. После раскулачивания удивлялись люди над их домом: "Это кулаки здесь жили?! Плетневая завалинка...". Позже в "кулацком" доме держали колхозных телят.

СУДЬБЫ ДЕТЕЙ

Их было семеро: 3 сына и 4 дочери.

Старший сын Иван, преподаватель гимназии, уехал во Францию. Последнее письмо от него приходило в 1926 году. Он писал: "Если есть возможность, пришлите 200 рублей. Учителя тут никому не нужны. Я окончу курсы механиков по ремонту автомобилей". Отец высылал ему нужную сумму, как раз продал двух быков по 100 рублей. Деньги были получены, а известий больше от него не было.

Вторая дочь Катя в детстве тяжело переболела оспой, остались отметины на лице. Она нигде не училась, но была рукодельницей. Однажды жена директора гимназии попросила Катю в помощь, пошить детям, да так и подружились. Катя очень стеснялась, всегда прикрывала лицо, когда выходила на улицу. А когда в гимназию приехал новый преподаватель, жена директора сосватала их. "Вот тебе жена будет. Ты не смотри, что рябая". Свадьба была назначена, но Катя заболела воспалением легких и вскоре умерла.

Средний сын Михаил закончил техникум, работал механиком в городе Саратове на маслозаводе. Его сын Володя закончил физический факультет университета, преподает.

Сын Николай по специальности агроном. Уехал в Алтайский край, где жил до 1959 года. После смерти жены вернулся к сестре Евдокии в Саратов, где в то время уже жила его дочь Надежда.

Евдокия Николаевна, по воспоминаниям родных, была центром, через который прошла вся семья: кто-то учился в Саратове, кто-то просто заезжал. Не было такого, чтобы кто-то из племянников не жил у нее. Евдокия, как и все из рода Концедаловых, хорошо пела. Пели в основном украинские песни. Окна дома Евдокии выходили во двор музыкальной школы. Однажды преподаватель консерватории подходил, приглашал учиться, сетовал, что пропадает такой голос.

Младшая дочь рода Концедаловых, Мария, работала в Даниловке на лесосозаготовках. Ее будущему мужу Максиму Андреевичу Кузнецову пришлось отправиться в Саратов писать заявление для того, чтобы им разрешили пожениться, за что его понизили в должности, так как семья Концедаловых была репрессирована. История их жизни трагична и в то же время являлась примером преданности и порядочности. Но это уже продолжение другой истории...

Третьим ребенком в семье была Вера Николаевна. Она вышла замуж в 17-18 лет. Ее супруг Александр Иванович Давиденко тоже был из слободы Даниловки. Вера Николаевна умерла рано, в 21 год, когда сыну Вите было всего 3 года.

ОТЕЦ ВИКТОРА И РОДНЫЕ

ПО ЛИНИИ ОТЦА

Отец Александр Иванович не раз находился в тюрьме, как при царской власти, так и при советской. В "Церковно-приходском летописании на Волгоградской земле", изданном впервые в 2015 году, читаем: " В 1907 г. в январе месяце за попытку разделить в прошлом году помещичью и владельческую землю, а может быть, за что другое (по делам политики), были арестованы и отправлены в Урюпинскую тюрьму крестьяне Ефим Иващенко, Данила Созокин и Федор (…). В конце октября арестованы и отправлены Александр Давиденко, Михаил Чесноков, Михаил Жаров".

Александр был отпущен из тюрьмы за 3 дня до смерти, умер у Евдокии Николаевны, похоронен в Саратове. Так маленький Витя остался с бабушкой и дедушкой.

О родственниках по линии отца Виктора Александровича Давиденко известно немного. Сохранилась фотография: на крылечке частного дома, в Москве, несколько человек, подпись гласит: "У сестры Александра Ивановича Давиденко Конкордии Ивановны". Еще одна тетя по линии отца Ротенко (Давиденко) Татьяна Ивановна проживала в Михайловке, там же и похоронена. Сам Виктор Александрович бывал у нее в гостях.

ДЕТСТВО И ЮНОСТЬ

ВИКТОРА

Детство будущего физика-ядерщика проходило в Даниловке, на берегах Медведицы. По воспоминаниям тети Евдокии, Витя рукодельничал с ранних лет. Однажды взялся починить часы. "Бой наладил, а ходыть перестали", — долго смеялась тетя Дуся над его "хохлячьим" говором. Кстати, по воспоминаниям его коллег, легкий украинский говор сохранился у Виктора Александровича на протяжении всей его жизни.

В 1927 году Виктор закончил Даниловскую школу-семилетку и поступил токарем в ремонтно-тракторную мастерскую. В 1930 году он студент вечернего рабфака при Ленинградском гидротехническом институте, одновременно работает токарем на заводе имени Кулакова. В 1932 г. Виктор поступает в Ленинградский индустриальный (политехнический) институт, который окончил в 1937 г. с отличием.

НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. ЗВАНИЯ И НАГРАДЫ

До 1940 года Виктор Александрович — научный сотрудник Физико-технического института в г. Ленинграде, затем до 1943 года работает инженером на заводах НКАП.

В 1943 году его направляют научным сотрудником в Лабораторию N 2 АН СССР (Курчатовский институт). С 1948 г. в КБ-11 (г. Саров) он последовательно занимает должности научного сотрудника, начальника отдела, начальника сектора (отделения), заместителя научного руководителя.

В.А. Давиденко участвовал в испытаниях первой советской атомной бомбы. Насколько значимы его заслуги перед страной, можно судить по фактам: за разработку конструкции нейтронного запала он награжден орденом Трудового Красного Знамени, ему присвоено звание лауреата Государственной премии (1949 г.). За серьезный вклад в разработку и испытания первой водородной бомбы в 1953 г. ему присуждена вторая Государственная премия. В 1953 г. без защиты диссертации Виктору Александровичу присуждается ученая степень кандидата физико-математических наук, а в следующем, 1954г. — ученая степень доктора физико-математических наук (также без защиты диссертации). Он ведет большую научную работу, и в 1956 г. ему присваивается ученое звание профессора. В 1959 г. Виктор Александрович удостоен звания лауреата Ленинской премии. Он трижды награжден орденом Ленина (1954, 1956, 1962 гг.), медалью "За трудовое отличие" (1953).

За исключительные заслуги перед государством при выполнении специального задания Правительства Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 января 1954 года Давиденко Виктору Александровичу присвоено звание Героя Социалистического Труда. В 1963 г. он откомандирован в Институт атомной энергии им. Курчатова. Позже работал в Объединённом институте ядерных исследований (ОИЯИ). Решением исполкома горсовета г. Сарова в 1984 г. Театральный проезд переименован в улицу имени В. Давиденко.

СОЗДАНИЕ ПЕРВОЙ

ВОДОРОДНОЙ БОМБЫ

Вот как описывается ее создание в музее Российского Федерального ядерного центра ВНИИЭФ:

"В 1948 году правительством на КБ-11 было возложено проведение теоретических и экспериментальных исследований, подтверждающих возможность создания водородной бомбы, получившей обозначение РДС-6. Этим занялась группа Я. Б. Зельдовича. Одновременно такое же задание получил Физический институт АН СССР, где была организована специальная группа под руководством И. Е. Тамма. Этой группе, куда вошел недавно защитивший диссертацию двадцатисемилетний А. Д. Сахаров, была поручена проверка сделанных группой Я. Б. Зельдовича расчетов по проблеме детонации дейтерия в цилиндрическом сосуде (трубе). Анализируя эти расчеты, А. Д. Сахаров уже в 1948 году высказал основополагающие идеи о конструкции водородной бомбы, состоящей из атомного заряда, окруженного чередующимися слоями легких и тяжелых активных материалов. Данную конструкцию назвали "слойкой". С этого момента работа над водородной бомбой велась по двум направлениям — "трубе" (РДС-6т) и "слойке" (РДС-6с).

После испытания первой атомной бомбы РДС-1 работы над конструкцией водородной бомбы по типу "слойка" стали приобретать конкретные очертания. Общее руководство осуществлял И. В. Курчатов, научным руководителем работ и главным конструктором был Ю. Б. Харитон.

К 1953 году на "слойку" были брошены все имеющиеся научно-производственные силы страны, она становилась "национальной гордостью". На форсированные темпы работ не повлияла ни смерть И. В. Сталина, ни арест самого Л. П. Берия в первой половине того же года.

В 7 часов 30 минут 12 августа 1953 года бомба РДС-6с была успешно испытана на башне Семипалатинского полигона. Ее мощность составила 400 кт т.э. Четвертое по счету советское ядерное испытание стало выдающимся достижением советской оборонной науки и техники. РДС-6с был первым в мире доставляемым термоядерным боеприпасом.

ЗА УСПЕШНЫЕ ИСПЫТАНИЯ — ВЫСОКИЕ НАГРАДЫ

Созданная в связи с разработкой РДС-6с научная и технологическая база позволила в очень короткие сроки подготовить и испытать термоядерный двухстадийный заряд РДС-37, который лег в основу всего оборонного ядерного щита СССР и России.

По итогам успешных испытаний РДС-6с ученые КБ-11 получили высокие награды за выдающиеся достижения в науке и технике. Звание Героя Социалистического Труда было присвоено Ю. Б. Харитону, К. И. Щелкину, И. Е. Тамму, А. Д. Сахарову, В. К. Боболеву, В. А. Давиденко, Е. И. Забабахину, В. Ф. Гречишникову. Сталинские премии были присуждены И. Е. Тамму и А. Д. Сахарову, а также еще 10 сотрудникам, 18 сотрудников награждены орденом Ленина, 125 — орденом Трудового Красного Знамени, 104 — орденом "Знак Почета", 6 — орденом Красной Звезды. Пятистам сотрудникам КБ-11 вручили медали "За трудовую доблесть" и "За трудовое отличие".

ТАЛАНТЛИВЫЙ ФИЗИК И ДУШЕВНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Из музея ВНИИЭФ нам прислали несколько фотографий нашего земляка Виктора Александровича Давиденко. Простая внешность, открытый, улыбчивый взгляд. По воспоминаниям его коллег, учеников, таким он и был в жизни, всегда оптимистично к ней относился, понимал и любил шутку, сам не раз каламбурил. "Как-то любовно и по-отечески обращался к молодым сотрудникам... И в этом не была фамильярность мэтра, а особая теплота и душевность". "Во всех работах Виктор Александрович проявлял себя как талантливый физик, общительный и доброжелательный человек. Он не боялся рискованных опытов, но и не любил показушной бравады. Один из важнейших принципов, которым руководствовался Виктор Александрович — это высокая ответственность за выполняемую работу" (из воспоминаний В.М. Горбачева, журнал "Атом" 2004г.).

В книге Цекурмана В.А. "Люди и взрывы" о Давиденко В.А. целая статья. "Это был веселый, активный человек, любивший жизнь, природу, животных. У него были две охотничьи собаки. Когда он уезжал в длительную командировку, собаки переселялись к нам. Многие помнят его острые эпиграммы в адрес Я. Б. Зельдовича, А. А. Бриша, А. Д. Сахарова и других научных сотрудников. Придумывал меткие прозвища".

"Годы работы под руководством Виктора Александровича (1948-1950), — пишет Н. Д. Юрьева,- остались в моей памяти, да и памяти многих других наших сотрудников как самые интересные, самые плодотворные и счастливые. Причиной этого была не только интересная, важная и ответственная работа, но в большой степени обаяние нашего руководителя. Он как будто был заряжен неиссякаемым запасом энергии, бодрости, юмора, задора и оптимизма. Сроки нас поджимали, и Виктора Александровича можно было видеть чуть ли не одновременно во всех помещениях отдела. Одним он дарил идеи, других подбадривал, с третьими придумывал какие-то хитроумные конструкции, четвертым помогал разгадать причину необъяснимых отклонений результатов.

Нам не хватало тогда приборов, материалов, оборудования. Многое доставалось из Москвы в очень ограниченных количествах. Вопросы снабжения ложились тяжелым грузом на плечи руководителей. Всегда Виктор Александрович находил остроумный выход из положения или направлял других ответственных работников на поиски порою совершенно неожиданных путей.

Много лет спустя, с удовольствием вспоминая работу в эти удивительные годы, Виктор Александрович с присущим ему юмором так рассказывал о выходе из постоянного цейтнота: "Вот, например, я говорю: "Ниночка, эту деталь нужно полчаса травить кислотой, час промывать дистиллированной водой, но чтобы через 5 минут она была готова!"

Как он радовался, когда мы изготовили, наконец, наши первые изделия! Изготовили, несмотря на все трудности, точно в срок! Изготовили, несмотря на то, что у нас "подтекала" металлическая вакуумная установка и не было времени, чтобы устранить течь; кварцевые ампулы, изготовленные в Москве, после первых опытов дали трещины, и мы их старательно замазывали черным пицеином. Нехватку времени компенсировали работой по ночам... И вот всей лабораторией мы бежим в самую темную комнату любоваться плодами наших многодневных трудов. А они в темноте ярко светятся удивительным, неземным розовато-сиреневым светом, и мы смотрим на них, затаив дыхание... Это было в августе 1949 года".

СЕМЬЯ

О семье Виктора Александровича известно немного. По воспоминаниям родственников, с будущей женой Еленой Григорьевной познакомились в Ленинграде в институте. Елена Григорьевна родом из интеллигентной семьи, отец — профессор, среди родственников — известный шахматист Ботвинник. Как-то она присылала учебники для подготовки в ВУЗ сыну двоюродной сестры Виктора Александровича. Возможно, она тоже работала в физико-техническом институте, который закончили оба их сына.

В семье была няня (для ученых в то время было положено иметь домработницу) — Анна Дмитриевна, которая смолоду приехала из деревни, да так и прожила всю жизнь с ними. Вначале она заботилась о детях, впоследствии — они за ней. Она строго следила за питанием, готовила здоровую русскую пищу — каши, соки, всех держала в строгости. Особо почитал ее младший сын Давиденко, Саша. Родственники шутили: по внешнему виду и не понять, кто хозяйка, а кто домработница, на домработнице — пальто с лисой.

Семья жила хорошо. Виктор Александрович увлекался фотографией, сын Саша тоже. У родственников сохранилась фотография, выполненная Давиденко старшим в 1937 году в Петергофе.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мы не знаем, бывал ли Виктор Александрович в Даниловке в последующие годы, как и не знаем, живут ли здесь его родственники. Хотелось бы наладить связь и с семьей Виктора Александровича, узнать, как сложилась судьба его сыновей — Григория и Александра, проживающих в Москве. Возможно, кто-то из читателей владеет какой-либо информацией. ПОДЕЛИТЕСЬ, пожалуйста.

А мне от лица музея и от себя лично хочется выразить слова благодарности инициативной группе под руководством Шевцова Геннадия Васильевича: Вере Романовне Андрющенко, Нине Петровне Ушаковой. Благодаря их стараниям мы многое узнали о Викторе Александровиче Давиденко, собранный материал станет основой для открытия новой экспозиции в музее.

А еще появилось общее желание — попасть в г. Саров, в музей ВНИИЭФ, гордо пройтись по улице, носящей имя нашего земляка.

Н. ЗЛОБИНА,

директор Даниловского историко-краеведческого музея.

Материал подготовлен по воспоминаниям

двоюродной сестры В.А. Давиденко Ирины Максимовны Калачевской.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

39