Меню
16+

Общественно-политическая газета «Даниловские вести»

02.07.2020 12:32 Четверг
Категория:

ИСПЫТАНИЯ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

Хочу рассказать об удивительной истории, которая произошла с моим братом Загородневым Антоном Ивановичем (на снимке).

В 1942 году, когда ему исполнилось 18 лет, его призвали на фронт. После небольшой подготовки в разведшколе он был направлен в составе разведгруппы на передний край.

Не слишком много рассказывал он о войне, но один эпизод я слышал от него несколько раз, о том, как он получил боевое крещение. Разведчикам было дано задание добыть "языка". Они перерезали колючую проволоку, подползли к немецким окопам, а он прыгнул в окоп и прямо на немца. Испугались оба, но Антон успел опередить немца, воспользовавшись кинжалом. Языка они приволокли, но когда вернулись к своим, тут его и прорвало: тошнота целый день. Старшие посмеиваются: ничего, привыкнешь. Тяжело было восемнадцатилетнему парню перенести такую встряску.

Позже пришлось воевать в разных частях. Окончив курсы танкового полка, стал пулеметчиком танка Т-34, получил контузию и ранение.

После лечения в госпитале назначен командиром отделения артиллерийской разведки. В марте 1944 года стал помощником командира кавалерийского взвода. Войну закончил старшиной, командиром сотни.

Их эскадрон задержали до особого распоряжения. В октябре 1945 года кавалеристам дали задание двигаться домой своим ходом и еще закрепили за ними 5 тысяч голов коров, которых немцы во время войны угнали к себе. Теперь их надо было вернуть домой. Скот — не техника. Животных надо кормить, поить, доить. Шли от села к селу, останавливаясь возле больших деревень, приглашали жителей, чтобы сдаивали коров. Много было немецких породистых, которые без дойки могли загубиться.

Так потихоньку прошли Германию, Польшу и добрались до Львовской области Украины. Люди везде встречали и провожали гостеприимно. Но вот до-шли до одной лесной деревни. Как всегда люди вы-шли доить коров, а вечером пригласили на ужин. Накрыли длинные столы, посадили гостей по одну сторону стола, а сами сели напротив. Все было хорошо, пока не выяснилось, что эти хозяева — хлопцы из леса — бендеровцы в полном боевом вооружении. Слово за слово — разгорелся скандал, бандиты схватились за оружие. Один бендеровец выхватил пистолет и через стол направил на нашего солдата. Секундное замешательство, но его хватило, чтобы Антон взмахнул шашкой… Рука с пистолетом упала на стол.

Бандиты быстро ретировались в лес, а пострадавшего объявили мирным жителем, ни в чем не повинным. Дело передали в военный трибунал. Законы были еще военные, и брату грозила высшая мера наказания. Товарища он спас, а сам попал на скамью подсудимых. Лишили звания, сорвали все награды — и в суд. Правда, рассмотрев все обстоятельства, статью изменили, но приговор — 4 года на угольных шахтах Воркуты — остался в силе. Так он стал шахтером. Народ в шахтах разный был, много уголовников. И здесь, как на фронте, пришлось защищать свою жизнь. Однажды глубоко под землей его повстречали трое с ножами и потребовали раздеваться и разуваться. В руках ничего не было, чем отбиться. Сделав вид, что раздевается, сорвал с головы шахтерский фонарь и им оглушил двоих, а третий сбежал.

Прошло восемь лет, прежде чем Антон вернулся домой. Уходил парнем, вернулся мужчиной. Пришел домой ночью, не признаваясь, кто, просто попросил хозяйку пустить переночевать. Мать не узнала его по голосу и не впустила в дом. Тогда много шло беженцев, разные люди…

Антон переночевал у соседей, а утром соседка пришла и зовет: "Приди, Михеевна, погляди, кто у меня ночует". Мать отказывается, говорит, что к ней тоже ночью просились на ночлег, но она не впустила. А когда все-таки пришла и увидела улыбающегося сына на кровати, только и успела воскликнуть: "Антошка!" и бессильно опустилась на пол.

Вот такая история случилась с моим братом. Когда он уходил, я только родился, а когда вернулся, я уже школьником был. Позже его реабилитировали, за мужество и отвагу, проявленные на фронте, был награжден орденом Отечественной войны 2 степени и многими юбилейными медалями.

Работал в совхозе "Березовский" шофером на ЗИС-150. Умер в 1986 году.

PS. Из другого источника.

Моя теща Матрена Денисовна во время войны проживала в Орловской области. Когда немцев остановили под Москвой, то линия фронта прошла как раз через их деревню. Несколько раз ее занимали немцы, потом освобождали наши. В результате этих действий в деревне не осталось ни одного целого дома. Ей с четырьмя детьми пришлось жить в погребе. Интересно, с ее слов, что немцы тоже были разные. Однажды в дом заскочил немец и закричал: "Матка, матка, геть, геть! Пуф, пуф!" А сам хватает детей и выталкивает их на улицу. Едва успели укрыться в погребе, как начался артобстрел. От дома ничего не осталось.

В то же время в соседней деревне много людей было расстреляно немцами за то, что они не убирали мертвых немцев после предыдущего сражения, и они мерзлые валялись по улицам.

Преодолели холод, голод, но выжили. А потом и вовсе радость. Объявили, что пригнали коров. Приходите, выбирайте любую. Дошло до конфуза. Теща привела корову, а она была такая большая, что не поместилась в сарай. Пришлось отвести назад и взять меньшую.

Я.Ф.БАКУЛИН.

х. Атамановка.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

35