Меню
16+

СЕТЕВОЕ ИЗДАНИЕ «Даниловские вести»

09.04.2020 07:41 Четверг
Категория:

Не важно, как реликвию зовут

Источник: Даниловские вести

Семейные реликвии войны — медали, ордена и письма.

И фотографии с полетом седины, и памятью навеянные мысли.

С. Горюнов

В преддверии больших исторических праздников очень часто из различных средств массовой информации мы слышим слово "реликвия". Что же это такое? Толковый словарь С.Ожегова отвечает на этот вопрос так: "Реликвия — вещь, свято хранимая как память о прошлом". Реликвии бывают государственные, о которых знают все, например, шапка Мономаха. А бывают реликвии семейные — те, которые бережно передаются из поколения в поколение.

Конечно, не каждая семья может гордиться таким предметом, но моей посчастливилось обладать уникальной вещью. Это боевая карта Берлинской операции, в которой участвовал мой прадед Шинкаренко Александр Михайлович. Карта издания 1945 года, выцветшая от времени, потертая на сгибах, потрепанная по краям, с пометками-значками, отметками карандашами розового, синего и красного цветов. Всю жизнь её хранил мой прадедушка, а после его смерти, с сентября 2010 года, карта находилась у его сына, моего дедушки, которому всегда хотелось, чтобы внуки знали о подвиге своего предка. Именно поэтому вскоре он передал карту моим родителям, и теперь они бережно хранят её.

И вот уже я прикасаюсь к карте. Осторожно, дрожащими от волнения руками разворачиваю её и кладу на стол. Что же я вижу? На первый взгляд, обыкновенная карта с топографическими знаками, но на ней есть обозначения стратегических точек. Чем дольше я смотрю на неё, тем больше осознаю, что в моих руках — исторический документ, живой свидетель прошлого. Я вглядываюсь в него, и передо мною встают картины войны, как будто карта рассказывает мне о тех тяжёлых днях.

Мой прадедушка, Александр Михайлович Шинкаренко, родился и вырос в посёлке Даниловка Сталинградской области, работал помощником токаря в машинно-тракторной мастерской. На фронт попал в 1943 году 17-летним мальчишкой, ему не хватало двух месяцев до восемнадцати. Вместе с призывниками-односельчанами он шёл в колонне пешком до железнодорожной станции Себряковская.

На маршруте для них были заранее организованы пункты обогрева и ночлега. По пути колонна пополнялась будущими солдатами. Вокзал железнодорожной станции размещался в землянке, потому что основное здание было разрушено в результате налётов немецкой авиации. Со станции будущие солдаты были направлены в Харьков. Приехав в город, они увидели смог, висевший над Харьковом после непрерывных бомбёжек. Здесь прадедушка попал на учебные курсы, после окончания которых их расформировали по родам войск и частям.

Благодаря техническим знаниям, приобретенным до войны в МТС, он попал в артиллерийские войска и воевал в составе штурмового корпуса в оперативно-подвижном составе, который объединял танки и 76- мм пушки образца 1942 года (ЗИС-3). В расчете было четыре человека, прадедушка сражался в должности наводчика и командира отделения. У каждого расчета была своя карта операции с обозначениями стратегических точек.

Много ему пришлось испытать и пережить в эти суровые годы. Но об одном случае он всегда рассказывал с дрожью в голосе. Это было начало Берлинской операции, которая началась от города Кюстрин, и дальнейшего штурма Зееловских высот. Прибывшие к холмам советские танки не смогли сразу преодолеть слишком крутой уклон горы и попали в огненный тупик. Танкисты и пехота погибли страшной смертью. Представляя эту картину, я понимаю, что это была "мясорубка", а прадедушка называл это другим словом: "жаровня".

Часть, в которой служил А.М. Шинкаренко, прорвала оборону противника на своем участке фронта; тягачи с пушками и танки с солдатами на броне продвинулись далеко вперед. Им удалось войти в населенный пункт, занятый немцами. Фашисты были выбиты стремительным наступлением, а военная часть прадедушки оказалась в тылу противника.

Связавшись по рации с командным пунктом, они получили приказ удерживать населенный пункт до подхода основных сил. Сутки артиллеристы вели бой и отстояли завоеванные кровью позиции. Все офицеры — участники этой операции — были награждены орденами, а рядовой и сержантский состав, в том числе и мой прадед, — медалью "За отвагу". Но эта медаль (за номером №28423030) была вручена ему только 13 октября 1947 года. Эта награда была самой дорогой для прадедушки, и когда родственники собирались в его доме в День ракетных войск и артиллерии и в День Победы, он в очередной раз вспоминал о событиях тех страшных и героических для страны лет.

После Зееловской операции прадед участвовал и в заключительном сражении Великой Отечественной войны — битве за Берлин. Батарея, в которой воевал Александр Михайлович, отбивала у фашистов реальное училище. Стены этого здания были очень толстые, времен постройки кайзеровской Германии.

Били по окнам, но враг не сдавался. Командир батареи отправил прадедушку как самого молодого с донесением в тыл, когда же тот вернулся, увидел, что мало кто уцелел. А те, кто остались живы, были черными от пороха, пыли и пота. Скорее всего, молодого солдата специально отправили из этого ада, чтобы спасти ему жизнь. Когда захватили здание, насчитали тысячу убитых фрицев, в том числе в форме войск СС. Победу прадед встретил в центре Берлина.

Для моего прадедушки война закончилась только в 1951 году. Именно до этого времени он продолжал служить старшиной артиллерийской батареи в Германии, в городе Веймаре, где учил военному мастерству молодых солдат. Даже в 1946 году в этом городе периодически появлялись немецкие солдаты, которые прятались в подземных коммуникациях. Приходилось делать зачистки.

После войны прадедушка был признан инвалидом, но трудился. До сентября 2010 года мы, его потомки, радовались возможности слышать рассказы о войне из его уст. И я часто думала о том, как он смог это пережить?! Ведь на глазах у него гибли его друзья и однополчане. Теперь я понимаю, почему в послевоенные годы, используя каждую возможность, прадедушка ездил к товарищу, который жил в Петров Вале. Они не могли наговориться о тех годах: вспоминали, грустили, плакали, смеялись. Порою нам казалось, что этот однополчанин — самый близкий для него человек, даже ближе, чем мы, но теперь мне понятно, что их сроднила война.

И вот я вновь вглядываюсь в карту с цветными пометками и понимаю, что за самыми обыкновенными значками стоят судьбы многих людей, стоит судьба страны. Этот безмолвный разговор с живым свидетелем событий 75-летней давности рождает во мне мысли о том, что значит для меня эта семейная реликвия. Это память о моём прадедушке, его подвигах и заслугах. Это нить, которая тянется через поколения в поколение и которую продлевать мне.

Я понимаю, как это ответственно — рассказать моим будущим детям о военных событиях так, чтобы они тоже могли гордиться нашим предком. Вместе с тем в моей голове рождается и другая мысль: наверное, есть люди, которые охотно завладели бы этой картой и готовы были бы заплатить за неё высокую цену. Но никому и никогда в нашей семье не приходила в голову мысль продать её, потому что это карта как награда, пропитанная кровью и потом, заработанная ценой невероятных усилий моего прадедушки. И всё это не только ради Родины, но и ради нас, его потомков, бережно хранящих памятную святыню. Хотелось бы, чтобы эта карта 1945 года была последней военной реликвией нашей семьи.

Марина Доруева,

учащаяся 9 класса Даниловской СШ.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

9