Меню
16+

Общественно-политическая газета «Даниловские вести»

28.06.2019 08:30 Пятница
Категория:

СКОРБНЫЙ ЮБИЛЕЙ

Источник: Даниловские вести (Размещено в рамках регионального проекта "Подвиг народа память хранит")

Вот и прошел в ст. Березовской юбилей — 130-летие со дня рождения полного Георгиевского кавалера, Героя Советского Союза К.И. Недорубова. Отговорили, отпели, отплясали… "Казак на века", — говорили все о нем. И все слова восхищения удивительным жизненным путем этого поистине геройского человека есть правда.

Но самой страшной была гражданская война — со своими же братьями-казаками, с русскими людьми. И не таким уж прямым был путь героя. Как и многие в то время, воевал и за белых, и за красных. А потом и в сталинском лагере три года отсидел. Что помогло выстоять, не отступить, не затаить обиду на весь белый свет, на несправедливую власть, на доносы своих же земляков? Я думаю, в первую очередь осознание того, что он казачьего рода сын, которого вся жизнь приучила к тому, что честь и слава — не пустые слова.

400 лет назад получили казачьи атаманы грамоту от русского царя с наказом стать на границах государства российского и верно служить ему, охраняя от всех врагов. И сколько бы ни было с тех пор войн, везде участвовали казаки с шашками на лихих конях. Старики о геройстве рассказывали, в песнях казачьих пели о Платове и других героях: "Казаки — не простаки, славные ребята".

Но я хочу напомнить о другом юбилее. В этом году исполнилось ровно 100 лет тому, что в народе называется "расказачивание".

24 января 1919г. вышла циркулярная инструкция, которую потом стали называть "директивой о расказачивании". Она ставила казачество в положение поверженного врага и фактически объявляла его вне закона. В казачьих землях отменялись все льготы, конфисковывался хлеб и другие сельхозпродукты, изымалось оружие.

Началась массовая депортация казаков. Все они от 18 до 50 лет должны быть вывезены на Север. Богатых казаков предлагалось истребить поголовно, и тех, кто принимал участие в борьбе с советской властью. Намечалось расстреливать тех, у кого будет обнаружено хоть какое-то оружие после объявленного срока сдачи.

В газете Троцкого появилась статья комиссара Вацетиса о казачестве, где говорилось, что у него нет заслуг перед русским народом и русским государством… И что особенно рельефно бросается в глаза дикий вид казака, его отсталость от приличной внешности культурного человека западной полосы. При исследовании психологической стороны этой массы можно заметить сходство между психологией казачества и психологией некоторых представителей зоологического мира. Далее говорилось, что казачество — опора трона. И уничтожить его — вот лозунг. Снять лампасы, запретить именоваться казаком, выселить в массовом порядке в другие области…

Вот так 100 лет назад было перечеркнуто 300-летнее героическое прошлое целого народа… А как же четыре турецких войны, войны с Наполеоном и с Германией?

Само слово "казак" оказалось под запретом. По мнению Вацетиса, казак ни по внешнему виду, ни по умственному развитию даже и не мог именоваться цивилизованной личностью. Можно ли сильнее унизить народ?

Что могли чувствовать и о чем думать такие казаки, как К.И. Недорубов? Придя со славою, с наградами с такой жестокой и трудной войны, они в один миг стали врагами в своей родной стране.

История все расставила по своим местам. Уже нет власти большевиков, а есть казаки — на века…Но разве вправе мы забыть то, что творилось в этих местах 100 лет назад?

Расстрелы, тюрьмы, высылки на "точки", на Север и в Среднюю Азию, лагеря, конфискация, издевательства, раскулачивание, голод — все это пережил весь русский народ, но казаки — одни из первых и во многом ужаснее. По неточным подсчетам, в результате такой политики 100 тысяч казаков эмигрировали из России, погибли от 500тыс. до 2 млн. человек. День 24 января стал в России днем памяти о репрессированных и погибших казаках. Будем и мы помнить о них.

Хочется рассказать о книге-альманахе волгоградского писателя-краеведа М. Ноликова "Родимый край". О самом писателе знаю мало, только то, что его предки — выходцы из х. Заплавка, что краеведением увлечен давно и серьезно, долго и кропотливо собирает краеведческие материалы и воспоминания очевидцев, сотрудничает с музеями и архивами. Раньше я прочитала его книгу "Отче наш…"

Эти книги заинтересовали меня как содержанием, так и оформлением. Красочные пейзажные фотографии, множество фотоснимков с подписями, своеобразные и, несомненно, талантливые рисунки художника В. Киселева на местном материале сделали содержание еще более живым, близким и понятным.

Книги строятся в основном на воспоминаниях старейшин ст. Березовской и близлежащих хуторов о дореволюционной жизни казаков, их быте, обычаях, труде, обрядах, праздниках, веровании, об участии в первой мировой войне, гражданской и Отечественной, о раскулачивании, репрессиях, голоде…

В начале книги есть интересные сведения о казачестве вообще, об участии казаков Березовского юрта в многочисленных войнах, походах, восстаниях, есть списки офицеров, убитых, раненых, награжденных.

Я бы назвала эти книги книгами славы и скорби. Лично я воспринимала все это с трудом. Просто физически не могла долго читать, начинало болеть сердце. Когда даются архивные выписки или читаешь докладную о чем-то — это одно. Но когда читаешь воспоминания И.Ф. Нефедова о том, как вымирал от голода его родной хутор Кувшинов и его соседи, друзья, родственники — это другое. Тогда он был еще мальчишкой, но помнит все и называет всех поименно.

Писал воспоминания человек, несомненно, талантливо одаренный, наделенный тонким поэтическим восприятием природы. Как вдохновенно он написал о природе своего хутора, об оз. Чиганашном, о дубовых лесах и сосновых рощах, о речке Березовке, о степи! И с какой болью вспоминает он о том, что творила в хуторе новая власть, начиная с 1918г. Где-то его рассказ перекликается со знаменитым романом М. Шолохова "Поднятая целина".

16 самых зажиточных, трудолюбивых семей выслали из х. Кувшинов как врагов в Архангельскую область. Мало кто из них выжил и смог вернуться.

Когда И.Ф. Нефедов повествует о голоде 1933г., он как бы пишет поминальную книгу своим землякам.

Незабываема история семьи Михаила и Евдокии Петровых и трех их маленьких дочек. Вот слова Михаила перед смертью: "Не знаю, что делать. Мы погибаем. Конец семье. Нам с Дусей всего по 30 лет, а мы старики…" Мужчины-родственники выкопали в саду могилу, похоронили Михаила между молодыми яблоньками, он сажал их после рождения каждой дочери. А потом в течение недели положили в могилу и Евдокию с детьми. Вот так и не стало молодой семьи Петровых.

Таких примеров смертей от голода много. Голодал и автор, как и все, но приберег для своего закадычного друга Вани Пронина кусочек хлеба и понес ему. Тот лежал, отвернувшись к стене. Услышав друга, сказал: "Я не сплю. Мне страшно, я словно куда-то падаю…" Сел на кровати, хотел что-то сказать, но стал заваливаться. Так и умер на руках у друга.

Воспоминания о своей семье и жизни станицы Березовской в начале ХХ в. оставили Ф.А. Мелихов и М.С. Ковалева, о х. Ловягин — Г.В. Сапожников, Е.А. Пахомова (Симоненко), о х. Попов — П.Г. Чумаков, о своем деде — священнике Кувшиновской церкви В.А. Воинове — его внук В. Шишелов.

Наша родственница М.Ф. Родионова оставила воспоминания о своем детстве в х. Заплавка. Ее детская память сохранила подробности того январского вечера 1933г., когда отца позвали в сельсовет. Шестерых казаков увезли той ночью в Березовскую тюрьму. Через 2 месяца пятерых расстреляли по обвинению в колхозном вредительстве и антисоветской пропаганде. Как выжила семья с клеймом "дети врага народа" даже трудно понять.

Есть в книге М. Ноликова и деловые бумаги: приговоры, протоколы допросов обвиняемых и свидетелей, справки, прошения, заявления. После их чтения складывается впечатление о лживости и абсурдности рассматриваемых дел и вынесенных приговоров.

Поразительна история жизни Ф.И. Вихлянцевой из х. Бобры, записанная ее дочерью. Сиротское горькое детство, замужество, рождение детей — все как у многих женщин. Но какое время выпало на ее долю! Муж Феоктист, умный, грамотный, политрук Красной Армии, был зверски убит из мести своими же хуторянами. А Фая ничего не знала и ждала его долгие годы. Родная сестра обманом выселила Фаю с детьми в негодную хату. Болели и умирали дети. Терпела она издевательства и обиды от местной власти. Хотя сама всю жизнь работала так, что получала одни благодарности. Не озлобилась, все прощала, никому не мстила, любила детей, помогала близким. И всю жизнь лечила людей. Собирала травы в лесу и степи и ими поднимала на ноги даже тяжелобольных. Всю свою жизнь она посвятила другим.

В книгах Ноликова мы с мужем нашли кое-что из истории нашего рода.

Во-первых, это семейное фото нашего прадеда Ф.И. Усачева, уроженца х. Заплавка. Бравый казак в военной форме запечатлен с женой и двумя детьми. Нашей бабушке Маше там лет десять. Такое фото есть и у нас.

Во-вторых, в списках офицеров есть наш двоюродный дед Г.А. Мордвинцев. Он был хорунжием, во время гражданской войны был мобилизован, из-за красивого почерка и грамотности был взят в штаб Краснова. Перед отходом белой армии успел забрать свою молодую жену Лукерью Михайловну. С войсками Врангеля уплыл в Турцию, оттуда попал в Париж. От голода их семью спасла швейная машинка, которую Луша успела захватить из дома. Григорий стал парижским таксистом. Во Франции у них родилось 2 дочери.

В 1967г. Григорий Андреевич приезжал повидаться с родными, жил в Ловягине у брата. Много чему удивлялся, рассказывал о себе мало, но много плакал. Жена к тому времени уже умерла. А сам он умер через 2 года после этого свидания с родиной…

В начале 70-х приезжала в гости из Парижа его дочь Лидия с мужем и двумя сыновьями. Сейчас связь потеряна. Есть сведения, что она переехала в Бельгию.

В воспоминаниях одного из земляков Григория есть очень теплые строки о нем, о том, как на военных дорогах хуторяне в Усть-Медведицкой встретили Григория, а тот, узнав, в чем они нуждаются, помог им, чем мог.

А из воспоминаний одного из эмигрировавших казаков мы узнали, что Лукерья Михайловна в русской диаспоре Парижа была известна как организатор благотворительных мероприятий и активный помощник в православной общине.

Хотелось бы пожелать М. Ноликову дальнейших успехов в творчестве и новых интересных находок. Осмелюсь высказать одно пожелание. Я думаю, читателям было бы интересно узнать что-нибудь об авторах воспоминаний, кто они, когда были сделаны записи. Да и о самом авторе хотелось бы узнать побольше.

Сто лет — это век, это четыре новых поколения. Жизнь продолжается, а нам остается только надеяться, что больше никакая власть не покусится на гордое слово "казак" и не будет ставить эксперименты над своим же народом, возвеличивая одних и унижая и уничтожая других.

Л. ПАХОМОВА.

ст. Березовская.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

22