Меню
16+

Общественно-политическая газета «Даниловские вести»

11.12.2019 07:45 Среда
Категория:

Жительница Кумылги второй раз подарила жизнь своему сыну

Автор: Ольга Сурагина

Фото: ИД «Волгоградская правда» / Сергей Григоренко.

Врачи областного уронефрологического центра провели уже более 450 операций по пересадке донорской почки. Среди тех, кто оказался у них на операционном столе, 24-летний Руслан из станицы Кумылженской. Почку ему подарила родная мама.

Болезнь вернулась внезапно

Руслан родился с врожденной патологией мочевыделительной системы. В 12 лет ему сделали операцию в одной из волгоградских больниц, и с тех пор болезнь очень долго о себе не напоминала. Так он вырос, закончил вуз, перебрался на жительство в Москву, нашел хорошую работу. И вдруг его начало подводить здоровье.

– Появились бледность, слабость, стал быстро уставать, – рассказывает молодой человек. – Поначалу я списывал это на ненормированный рабочий день и уволился. Приехал домой отдохнуть и на всякий случай по настоянию мамы решил сдать анализы в ЦРБ. Уровень креатинина оказался такой, что меня на второй же день госпитализировали в областную клиническую больницу, а потом направили в областной уронефрологический центр. Сказали, что нужна срочная операция по пересадке почки.

Хроническая почечная недостаточность – достаточно распространенное заболевание в нашем регионе. Специалисты связывают это с разными причинами: врожденная патология мочевыводящей системы, как у Руслана, артериальная гипертензия, осложнения после перенесенных бактериальных и вирусных инфекций, осложнения после сахарного диабета и т. д.

Больным с ХПН назначается заместительная терапия. Как правило, это гемодиализ – аппаратный или перитонеальный, который можно делать прямо на дому. Но наиболее эффективным методом заместительной терапии является пересадка донорской почки. И в Волгоградской области такие операции с 2004 года практически поставлены на поток.

Как объясняет главный врач Волгоградского областного уронефрологического центра, доктор медицинских наук Дмитрий Перлин, почка может быть как от генетически родственного донора, так и полученная в результате посмертного изъятия. Для пациента с ХПН в терминальной стадии предпочтительнее донорство родственное, поскольку в этом случае значительно снижается процент отторжения донорского органа.

Парню из станицы Кумылженской повезло: донором согласилась стать его мама, 48-летняя Татьяна.

– Очень боялась, – признается сегодня женщина. – Но не за себя – за сына, он у меня единственный. Боялась, что моя почка может ему не подойти. Все-таки 48 лет на свете живу, кое-какие болячки поднакопила. Но, к счастью, оказалось, что все у меня в порядке.

Пока Татьяну готовили к операции по изъятию почки, Руслан два месяца находился на диализе. А потом наступил тот день, который они оба никогда не забудут.

Волгоградским врачам желают здоровья

Сначала в операционную повезли Татьяну, а через несколько часов – Руслана. Очнулись мама с сыном в палате реанимации. Только кровати их оказались в разных концах.

– У меня то ли от волнения, то ли в результате операции голос почти пропал, – вспоминает Татьяна. – Руслан громко спрашивает, как у меня дела, а я только шептать могу. Вот так, через медсестричек реанимации, мы с ним и передавали друг другу приветы. Ну а когда перевели в обычную палату и разрешили вставать, радости не было предела. Выходит, я сыночку своему второй раз жизнь подарила…

Сегодня, полтора месяца спустя после операции, мама-донор и сын-реципиент чувствуют себя отлично. Руслан быстро восстанавливается, регулярно приезжает в областной уронефрологический центр на осмотр и корректировку поддерживающей лекарственной терапии. А мама радуется:

– Прошу у Бога только одного – здоровья для Руслана и для тех, кто ему эту операцию делал!

– Здоровье нам не помешает! – улыбается Дмитрий Перлин. – У наших хирургов очень высокая оперативная активность. Волгоградская область – один из немногих регионов, где широко практикуется трансплантация донорской почки, в том числе трансплантация додиализная. Количество пациентов с пересаженными органами в расчете на один миллион населения у нас намного выше, чем в среднем по России.

Специалисты областного уронефрологического центра при проведении операций по пересадке почки используют наработки и методики, не имеющие аналогов даже за рубежом. Свидетельство тому – официальные патенты, которых немало в кабинете главного врача.

– Последние 12 лет мы не сделали ни одной открытой операции – полностью перешли на операции лапароскопические, – рассказывает Перлин. – Мы впервые в России сделали лапароскопическую операцию по изъятию органа у живого донора и потом еще дважды совершенствовали эту методику.

Такая методика, отметим, более щадящая: после нее пациент быстрее реабилитируется, меньше времени находится в клинике, а сам послеоперационный шрам – маленький и аккуратный.

Почему доноры органов живут дольше?

Доказано: после операций трансплантации у больных с заболеваниями почек появляется реальный шанс на продление жизни и улучшение ее качества. В практике доктора Перлина было немало случаев, когда пациенты с донорской почкой не только живут нормальной жизнью уже более 20 лет, но и рожают здоровых детей и даже успевают понянчить собственных внуков!

Конечно, при постоянном применении специальной лекарственной поддерживающей терапии. Эта терапия дорогостоящая, однако в Волгоградской области ее бесплатно получают все, кто перенес операцию трансплантации.

Но заботятся специалисты областного уронефрологического центра не только о них.

– Наша клиника делает в год до 40 операций по пересадке донорской почки, но только каждая третья из них – от живого родственного донора, – отмечает Дмитрий Перлин. – Связано это со многими причинами, в том числе и с определенным недоверием к медицине. Поэтому мы стараемся сделать все для безопасности доноров органов, свести к минимуму их риски, обеспечить минимальное количество косметических дефектов после операции и организовать полноценную реабилитацию.

Кстати, по данным зарубежных исследователей, средняя продолжительность жизни доноров органов выше средней по популяции. И здесь нет парадокса, ведь люди, у которых врачи изъяли определенные органы, находятся под постоянным медицинским наблюдением. Они проходят не формальную, а настоящую диспансеризацию, у них вовремя выявляются заболевания, которые быстро и адекватно лечатся.

И это тоже, как считают специалисты, один из аргументов для того, чтобы увеличивать количество операций по пересадке органов от живых доноров как в России в целом, так и в Волгоградской области.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

1