Меню
16+

Общественно-политическая газета «Даниловские вести»

28.12.2017 15:12 Четверг

Любовь зла

Проснулась Настя рано, потянулась, вставать не хотелось. Наработалась вчера.

Стояла поздняя осень, а как никогда было очень тепло, еще цвели последние осенние цветочки: астры, ноготки, мелкие хризантемки. Вчера сбегала за грибочками, напала на никем не тронутую поляну, нарезала чуть ли не мешок и полночи управлялась с ними, вон банок сколько стоит, словно батарея!

И вдруг она вспомнила, какой же интересный приснился сегодня ей сон. Малиновые кусты стояли зеленые-зеленые, а крупные ягоды малины висели просто гроздьями и от их тяжести кусты почти склонялись до земли. Они с Сережкой смеются, едят эту сладкую ягоду, сок течет им по рукам и брызгает во все стороны. Она набрала маленькое ведерко ягод и бежит по кустам к своему любимому, посмотреть, кто ж из них больше собрал ягод, а он убегает от нее... И вот она его уже и не видит, а слышит только смех. Проснулась: интересно, к чему приснился этот сон?

Подумала и вспомнила: ягода снится к слезам. И тут же слезы, как градинки, потекли по ее щекам. Соскучилась по своему милому Сережке, а его давным-давно уже нет, спасал тонущего малыша и спас, а сам попал в такой водоворот, жизнь его и оборвалась. Так и осталась она одна, после похорон зятя слегла и мать. И вскоре схоронила и маму. И заботиться ей стало не о ком. Мысли роились в ее голове, словно пчелы в улье.

Тяжело жить Насте с детства, отца она своего не знала, все время помогала матери по хозяйству. Часто ходила с матерью в коровник, где она работала дояркой, а потом и сама там начала свои трудовые будни. Работала с утра до ночи, никакой работы не боялась, бралась за все, а придя домой, спешила покормить и мать, и мужа, да и хозяйства было много. Все жалела муженька, старалась во всем ему угодить, так уж она его любила!

Наверное, у каждого человека бывают минуты, когда сложные, запутанные узоры прожитых лет вдруг неожиданно обретают отчетливую форму и превращаются в удивительные, яркие, почти живые картинки, из которых все воспоминания можно сложить в пазл. Вот так и у Насти все прошлое вспомнилось от и до!

Когда Сергея забирали в армию, она еще была молоденькой девчушкой. В их деревне было дворов 40, не больше, парней провожали кого в город на учебу, на работу, а кого и в армию. У Сергея была любимая женщина Екатерина, которая обещала ждать его. Но не прошло и недели, как начала она встречаться с его другом, да так и укатила с ним в город. Сердобольные люди написали Сергею письмо, в котором описали все в ярких красках, касающихся его невесты. И больше писем никто от него не получал, даже старенькая мать.

Прошло 3 года. больная мать забила тревогу о сыне, написала как могла письмо в часть, где он служил, и вскоре получила ответ: «Такой давно уже уволился». Мать плакала день и ночь, один он был у нее. Зачахла старушка, слегла, спасибо соседи не бросали ее, носили ей покушать, топили печку и т. д. Каждый старался успокоить ее. А тут уж и слушок пошел, что вернулась красавица городская, любовь Сергея. Слышали односельчане,что как приехала она в город, забросила Сергея, пошли у нее пьянки, гулянки, рестораны...

Жизнь спешит, торопится, вот уже и весна на пороге. В саду у Насти буйно зацвела черешня, сирень. Настя гребла в огороде, высаживала чеснок, замечталась, вздрогнула от голоса соседки бабы Маши: «Слыхала что ли, Серега заявился»! «Нет, не слыхала, да и не нужен он мне», а та все тарахтела: «Принесла я Федоровне хлеба, а тут и он на пороге. Федоровна чуть не померла. Запричитала: «Сыночек мой, а я уж думала, сгинул ты!» А сын, не спросив у матери, как она живет, как здоровье, сразу с порога спросил: «А Катерина в селе?» Мать, как и не болела, громко, со злостью ответила: «Ты б еще потаскался лет эдак 10 и кто тебя ждал бы?! Да она уже на второй день с твоим дружком в город укатила». Сергей злобно хлопнул дверью, да так, что мы думали и хата развалится! А потом, когда вышла я от них, он за кустами сирени рыдал, как мальчишка!»

Настя разогнулась, оперлась о лопату и строго спросила: «Теть Маш, а на кой ты мне все это рассказываешь?!» Та не растерялась и поведала, как все село знало, что Настя с детства любила Сергея!

На улице уже темнело, наспех искупавшись, зашла в дом и упала на кровать от усталости. В дверь тихо постучали. Настя прислушалась: может, показалось? Но нет, в дверь снова тихо, но настойчиво постучали. Настя, не спрашивая, открыла дверь и обомлела. На крыльце стоял Сергей. У нее все оборвалось внутри, он робко протянул ей букет полевых цветов и сразу же спросил: «Ну что, примешь меня, старика?» Разница между ними была где-то лет десять.

Настя так устала от одиночества, от косых взглядов, да и любовь пересилила ее думки. Она уже больше ни о чем не хотела думать. Бросилась к нему на шею, жарко стала целовать его губы, шею, да так с этого вечера и стали они жить вместе. Вместе они почти не спали, за все прожитые годы только несколько раз и то он, вздыхая, крутился, вертелся, не разговаривал, даже не хотел обнять и приласкать жену в постели, а поутру, не выспавшись, был задумчив и неразговорчив. Несколько раз Настя пыталась сесть с мужем за стол переговоров и поговорить с ним, но так она его любила, что боялась сказать ему что-то лишнее, опасаясь, что он уйдет от нее. Лишь раз как-то обмолвилась, что им нужен ребеночек, на что муж злобно ответил: «Сами еще для себя не пожили!» Больше Настя никаких тем с мужем не заводила.

Как-то проходя мимо магазина, зашла. Переступив порог сельпо, увидела у прилавка разнаряженную «любовь» мужа Екатерину. Та уже набрала целую сумку продуктов, что-то тарахтела с продавщицей. Настя покраснела и не знала, что ей сделать: может, выйти из магазина, но нет, прошла к прилавку и стала рассматривать, что почем. И тут-то она вспомнила, что ее приятельница видела какую-то уж очень нарядно разодетую дамочку, но не угадала, кто это. Но главное то, что так они долго разговаривали с ее Серегой и она слышала только обрывки этого разговора, но точно слышала, что уж так сильно она просила у него прощения и они с ним так целовались, что никого, кроме себя, не видели и не слышали, а потом Сергей взял ее на руки, посмотрел по сторонам и они скрылись в старых вишневых зарослях.

Тогда Настя в это не поверила. Накупив продуктов, она заспешила домой. тихо падал снег, скрипя под ногами. Вошла в дом, где было тепло и уютно. Сергей сидел и смотрел повтор «Голубого огонька», а глаза его были красные и слезы катились, как горошинки. Настя бросила сумки и кинулась к нему со словами: «Что случилось?» «Да ничего особенного, подкладывал в печку дрова, и что-то отлетело в глаз».

Старый год не отмечали, у мужа болела голова и не было настроения...

Зима сдавала свои права. Весна стояла на пороге и ничто не ожидало плохого, как вдруг муж пошел на рыбалку, а оттуда больше не вернулся...

Что-то размечталась я, все повспомнила...

Ой, весна ранняя, но очень уж ветреная! сейчас схожу, уберусь у Сережи на могилочке. Вроде бы раннее утро, а небо заволокли тучки. На кладбище взгляд ее сразу упал на сосенку, которую она посадила по осени. Она побелена, почему-то по-другому сделана лунка, стоят живые в горшочке цветы, везде чистота и порядок. У Насти сжалось все в груди, она сразу все поняла. Помолчав, заговорила: «Прости меня, Сережа, не виноват ты ни в чем, ты просто умел любить по-настоящему. Но я вас не разбивала! Вы и должны были жить вместе и хоронить тебя должна была она. Мы с тобой жили просто под одной крышей, а в душе ты жил с Катериной!»

Поклонилась в пояс и уже хотела уходить, но недалеко увидела у куста черемухи Катю. Дождь посыпал все сильнее и сильнее, Настя заторопилась домой. Приближалась гроза. Внезапно крупные капли дождя перешли в ливень. Сразу вспомнила, что когда хоронили Сергея, шел дождь, и старушки перешептывались, что, видно, хороший человек был, если даже природа плачет по нему.

Настя поспешно вышла из ворот кладбища, обернулась назад и увидела страшную картину: распластав руки, Екатерина лежала на сырой могиле Сергея и выла, как волк! Было очень страшно. Небеса потемнели, пошел крупный град.

Через неделю Кати не стало, она умерла от воспаления легких. Но ее родные попросили Настю исполнить последнее желание, просьбу и положить ее в могилу к Сергею.

Настя согласилась. Уж больно гордым был Сергей и не мог простить Катю.

Да что же это за день-то такой весь — в воспоминаниях!

Говорят, каждая семья больна по-своему, ну это и понятно, но я в чем же перед кем провинилась? Может, завистники мои, а их было много, когда дважды за доблестный труд вызывали в Москву, вручал награды сам Брежнев! Да когда это было то?! Прошло сто лет!

Домыв полы на крыльце, Настя уже причитала вслух: «Как мне надоело жить одной! Правильно еще маманя мне говорила: «Одиночество — самое большое наказание!» Но за что? За что мне это?»

Взяв подойник, пошла доить свою любимую коровушку Рябинку. Вдруг калитка скрипнула и зашла соседка баба Маша: «Настя, а ты слыхала, к нашей соседке Зинаиде сегодня на ночлег попросилась молоденькая девушка. Убежала из дальнего села от мужа, который бил ее сильно. Она сирота, а у нее мальчонка лет четырех. Сережкой зовут...»

Настя так обрадовалась! «Баб Маш, погоди, сейчас лишь корову подою и заберу их к себе. Мои они будут, мои! Пенсия у меня большая, мальчонку подымем. Вот и у меня будет семья: дочка и внучок! Господи, дай, Господи, и мне счастья!»

Людмила Вершинина (Зерщикова)

ст. Березовская.

Комментарии (1)

  • spilip, 30.05.2020 17:56 #

    Бредятину какую то старая кочерга , жирная свинья написала.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

88